?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

14.01.08

 

14.01.08

Во втором томе «Войны и мира» уже в который раз перечитал сцену охоты на волка и вдруг заметил отсутствие того, что раньше представлялось очевидным. Кажется, Галина Зотова вспоминала о том, как на съемках фильма Бондарчук был очень расстроен тем, что не получалось снять драку собак с волком в канаве с водой. Как они ни пробовали, все выходило неудачно – не хотели борзые драться в воде. Так вот, перечитывая сцену, я вдруг заметил, что Толстой ни о какой воде и не пишет. Водомоина, о которой он упоминает, это не яма с водой, а размытая водой, скорее всего весенней, канава. Осенью, когда шла охота, воды в канаве давно уже не было, и у Толстого нет никаких намеков на то, что собаки дрались с волком в воде. Просто слово «водомоина» наводит на мысль, что в канаве была вода, и Бондарчук попросту ошибся.

 

08.01.08

Чтой-то мой декабрьский октет оказался септетом. Видно, потерял в памяти строку. Залез в тетрадки и с удивлением обнаружил, что на самом деле этот октет (действительно октет) посвящен январю, и это в нынешних погодных условиях более оправдано, да и вообще первые шесть стихов совершенно другие:

 

Не верю глазам, очарован:

Заснеженный дуб коронован

Туманным созвездьем Плеяд,

И сказочный этот наряд

Горит, как крещенские свечи,-

Так прост, безупречен и радостен,

И каждый, идущий навстречу -

Ганс Христиан Андерсен...

 

Читаю с удивительным наслаждением «Войну и мир». Вчера был один момент, когда вдруг резко и живо почувствовал человека, который в ту же секунду читает эту книгу при вечерней лампе, но происходит это в году 1869-ом, может быть, чуть позже, но в первые годы после первых публикаций романа. И было ощущение, что он рядом. Странное чувство.

Вообще читать книгу с известным сюжетом совсем не то же самое, что читать впервые. Например, с необычным удовольствием года три-четыре назад прочел «Кому на Руси жить хорошо». Просто попалась под руку. А когда вчитался, оказалось очень увлекательно. Пятитомник Тургенева года два назад перечитал потому, что чем-то заинтересовали «Записки охотника». Опять же увлекся и прочел подряд все романы, повести и рассказы. Чем кончится дело в каждом из произведений, было известно, и потому чтение было не ради выяснения интриги (в противном случае читается по принципу «невозможно оторваться»), а ради… чтения. Такое чтение происходит с частым откладыванием книги – спешить некуда и не нужно. Возвращение к тексту, к закладке – всегда желанно. И читаешь не ЧТО написано, а КАК написано. И замечания, и мысли автора, в которых недосуг разбираться при первом чтении – важно за сюжетом угнаться – теперь составляют весь смысл чтения. Собственно читаешь ради них и получаешь удовольствие необыкновенное.

Любопытно, а станешь ли перечитывать (бог с ними – Донцовой  и Ко), скажем, Пелевина? Совсем не уверен.

Удивительно устроено: чтобы получить большое удовольствие, нужно преодолеть свою лень, заставить себя поработать – почитать, подумать. То же в музыке, то же в изобразительном искусстве. И речь идет не о творчестве, а исключительно о процессе потребления. То есть ради большого наслаждения нужно серьезно потрудиться: сначала научиться потреблять, потом заставить себя делать это регулярно, вникая в детали. И только тогда… А стремление устроить из своей жизни только праздник не приносит настоящего, глубокого удовлетворения, только нечто поверхностное, которым невозможно насытиться. Вот она, кажется, и формула счастья-несчастья. Или только часть ее? Есть же еще и творчество, которое приносит куда больше удовольствия, чем потребление.