maxozhar (maxozhar) wrote,
maxozhar
maxozhar

Categories:

Обретение Арктики. 1 августа. Продолжение.



На «Сомове» только и разговоров было, что об острове Хейса. Если где-то здесь, в Арктике, и мог быть дворец Снежной Королевы, то, судя по тому, сколько за последние две недели было сказано об этом острове слов, готические башни и сводчатые залы изо льда и переливчатых звезд непременно должны были находиться именно здесь.
Мы продолжали плыть среди черных островов, убранных белыми одеждами, осиянных откуда-то, будто изнутри их, неестественно белым и неестественно холодным светом. Из ненастного сумрака, наполнявшего широкое пространство, острова как-то ухитрялись собирать себе пепельные шапки тумана, который все время клубился на одном месте или вдруг скатывался по черным склонам белеющей и тающей на глазах лавой.
«Сомов» начал сбрасывать ход, и стало понятно, что какая-то вот из этих, окруживших его со всех сторон пирамид и есть остров Хейса. Пассажиры, столпившиеся на палубе, переспрашивали друг у друга – где он, который – в надежде попасть на бывалых.
- Да, вот он! – отвечали те, кто хотел бы показаться знатоком перед незнакомцами, указывая при этом на маленький остров Ферсмана, возле которого, казалось, «Сомов» вот-вот встанет.
Но судно продолжало медленно идти, изредка расталкивая редкие, не толще папиросной бумаги льдинки.
- Где он, где-е-е-е о-он? – саркастически передразнивали «знатоков» самые глазастые, уже различившие на одном из полого спускающихся к воде берегов мачты антенн и нечто похожее на строения. – Вон где Хейс-то на самом деле.
И все начинали смотреть в другую сторону, мягко, но настойчиво вытаскивая друг у друга из рук бинокли.







Следом за мачтами показались домики, дома, какие-то непонятные строения, белые гигантские шары обсерваторий, и снова мачты, мачты, мачты…
В душе как-то вдруг поселилось ожидание встречи с чем-то загадочным, ожидание неизбежной встречи с преисполненной суровой важности и героической, будто это неприступная крепость, историей. Крепость пока еще оставалась независимой от нас, но в то же время готовой не сразу, но в свой срок, в свой час посвятить тебя в свои многолетние тайны, довериться тебе, как избранному волей судеб.
Романтический настрой сбивал только вид уткнувшегося носом во взлетную полосу самолета. Лайнер с разбитым носом был так жалок и нелеп, что одно это сразу возвращало сознание из зодиаков воображения к реалиям бытия.



Пока «Сомов» бросает якорь, вахта готовится к погрузке контейнеров, а вертолет в свой первый рейс, я буквально в паре абзацев коснусь истории с географией.
Получилось так, что Пайер, впервые обследовавший архипелаг в 1874 году, этого острова не заметил. Ну, не то, чтобы совсем не заметил, но, видимо, принял его за часть другого. Зато нанес на карту два совсем невысоких и не слишком больших островка (сейчас они носят имена Большой и Малый Комсомольские). А американец Эвелин В. Болдуин, который бороздил здешние воды на яхте «Америка» в 1901 году, не заметил как раз этих «близнецов» и стер их с карты, или, как принято говорить у картографов, снял. Но при этом обнаружил и нанес на нее тот, который и был назван в честь Исаака Израиля Хейса – американского исследователя северных территорий Канады и Гренландии.
Возможно, остров Хейса, как и большинство других небольших островков архипелага (размеры Хейса, а острова здесь зовут просто по именам, примерно 10 х 15 километров), так и остался бы малоизвестным, никому не нужным необиташкой, но у метеорологов свои понятия о том, где им лучше мерзнуть долгими полярными зимами. Поэтому в 1957 году в бухте Тихая (в той самой бухте, где зимовал «Святой Фока» и где была построена первая советская гидрометеостанция на Земле Франца Иосифа), полярка была законсервирована (о ней я расскажу и даже покажу ее в свое время), а на Хейсе как раз возведена и названа именем (и фамилией тоже) знаменитого полярного радиста Эрнста Кренкеля. Возможно, причиной передислокации послужил тот факт, что остров находится практически в центре архипелага, имеет персональный ледник Обсерваторский (242 метра над уровнем моря) и круглое, не промерзающее до дна озеро Космическое – то есть тут можно измерять все, что угодно, не вставая, так сказать, со стульчака.
Вот, собственно, и вся биография. Хотя при желании можно найти сведения о том, что в 2001 году станция закрывалась из-за пожара в служебно-жилом помещении, а в сентябре 2008 года при организации запуска ракеты ионосферного зондирования (за всю историю с острова их улетело в небо не меньше двух тысяч штук) произошел преждевременный самозапуск, из-за чего погиб один полярник и серьезно пострадала от ожогов его коллега. Удовлетворяя запросы читателей, интернет сообщает только о разных бедах на Хейсе. А вот Рита Стратиевская в стареньком альманахе «Ветер странствий» рассказывала о том, как весело, с выдумкой хейсовцы-кренкелевцы встречают в большой, просторной столовой Новый год, как прикармливают белых мишек и долгой зимой и еще более холодной весной ждут не дождутся, когда придет наконец теплый (временами до + 10 градусов!) август и зацветут бледно-желтые полярные маки. У всякого века свои приоритеты и свои события.
Tags: Обретение Арктики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments