maxozhar (maxozhar) wrote,
maxozhar
maxozhar

Category:

Обещанное интервью с вертолетчиками

Интервью дано почти полностью - как оно представлено в журнале. Разве что в журнале есть еще сникми животных, о которых идет речь в статье. Понимаю, что некоторые моменты читателям с антиохотничьим настроем покажутся "неправильными". Но это все слова непредвзято настроенных людей, и никогда не вредно услышышать о том, что и как имеет место быть на самом деле. Это была прелюдия, ниже - статья:

Мне сверху видно все…

Вертолет всегда был и до сих пор остается наиболее эффективным транспортным средством во всех труднодоступных местах, и Арктика в этом смысле не исключение. Скорее наоборот – именно здесь в первую очередь и выявляются уникальные возможности вертолета, способного в кратчайшие сроки доставить путешественника туда, куда другим транспортом либо чрезвычайно долго, либо просто невозможно добраться.
Вертолетчики – особый род воздухоплавателей. Как-то в телепередаче «От всей души» один летчик объяснял, почему всю жизнь работает в малой авиации и не стремится пересесть на большие самолеты: летчики больших самолетов видят в основном взлетно-посадочную полосу и облака, а летчики малой авиации всегда видят землю, и не просто землю, а с высоты птичьего полета. На вопрос же о том, вся ли красота земли доступна взору летчиков малой авиации, герой передачи ответил: «Нет. Всю красоту земли видят только вертолетчики».
Разговор с такими информированными наблюдателями – пилотами 2-го Архангельского объединенного авиаотряда, к тому же рыболовами и охотниками, показался нам заслуживающим внимания читателей журнала, и по его результатам была подготовлена эта статья.



Макаров Александр Вениаминович, пилот-инструктор вертолетов МИ-8 2-го Архангельского вертолетного отряда. Родился в 1961 году в Архангельской области. Еще учась в седьмом классе, просто заболел мечтой – летать на вертолёте. После окончания средней школы поступил в единственное на ту пору гражданское училище, выпускавшее пилотов вертолетов, в Кременчуге. По распределению в 1981 году попал, как и хотел, в Архангельское управление. Работа большей часть проходила в Арктике – в Амдерме, на Новой Земле. А с 2000 года постоянно работает на НЭС «Михаил Сомов».
Женат, две взрослые дочери.




Зуборев Игорь Васильевич, командир вертолета МИ-8. Родился в Архангельске в 1966 году, учился, закончил Кременчугское вертолетное училище, вернулся в 1986 году в Архангельск и с тех пор уже 23 года работает во 2-ом Архангельском вертолетном отряде.
С детства увлечен рыбалкой.


В плане рыбалки и охоты (в основном на гуся) интенсивно осваиваться земли
Западного сектора Российской Арктики начали в начале девяностых годов прошедшего века, поскольку именно тогда вертолеты начали работать на частных лиц. В советское время граждане были лишены возможности воспользоваться вертолетом в личных целях – вертолетные отряды работали только по заявкам организаций. А чтобы добраться иным способом до многих интересных мест, требовалось потратить уйму времени. Позволить себе слетать на охоту или рыбалку в нехоженые края могло только местное начальство. Ну, и сами вертолетчики во время рейса имели возможность присесть где-нибудь на берегу отдаленной речки, озера, в угодьях, по которым практически не ступала нога человека. По большей же части вылеты «на природу» были связаны для вертолетчиков с количественным учетом того или иного вида животных. Например, архангельские вертолеты МИ-2 по 1995 год возили по токам охотоведов, занимавшихся не самым распространенным методом подсчета глухарей на токах с воздуха.
Новые экономические отношения сформировали и новые «правила игры». Стало неважно, кто заказчик, лишь бы вертолеты не простаивали, а работали с оптимальной загрузкой.
Нельзя сказать, что как только появилась возможность, народ хлынул с ружьями и удочками на Крайний Север – вертолет удовольствие не из дешевых, но вполне определенно количество желающих приобщиться к числу туристов-полярников растет год от года. Если в 90-е на полуостров Канин, в период весенней охоты на гуся, из Архангельска забрасывали одну-две группы за десятидневку, то уже в начале нового века группы из нескольких человек летали на охоту каждые 4-5 дней в течение нескольких недель. Когда три вертолета отряда стали возить только охотников, пришлось менять транспортную схему: в Мезень из Архангельска охотников перебрасывают самолетом, а вертолеты в течение всего сезона постоянно базируются на Канине. И надо сказать, что обычно подбираются на этот случай экипажи, которые сами любят охотиться.
Сегодня в среднем за сезон приезжают около двухсот человек, которые в целом обеспечивают такой налет, который равносилен месяцу интенсивной работы на одном вертолете. И это несмотря на то, что успех весенней охоты труднопредсказуем. Вопреки утвердившемуся в охотничьей среде мнению, что наиболее активной бывает охота в первые, ранние сроки прилета гуся, Александр и Игорь считают, что весной лучше охота в конце сезона. Когда гусь идет, его стреляют довольно много, но большинство охотников отставляют почти всю добычу организатору охоты, забрав с собой одну-двух птиц.



От охоты на птиц разговор перешел к проблеме белого медведя.
Что касается эволюции отношений человека и этого зверя, то пилоты имеют возможность отслеживать этот процесс во времени на разных полярных станциях и делать свои выводы. По их наблюдениям, число медведей растет год от года. Это нетрудно заметить по тому, что практически при каждой полярной станции, особенно на островах стали постоянно жить от двух до десяти медведей, создающих реальную угрозу для жизни полярников. С ростом брошенных станций и пограничных застав, на которых остались в значительном количестве продукты питания, на них растет и число медведей. Так на острове Белом прежде чем высадиться, пришлось разогнать вертолетом восемь медведей. А при посадке там же через некоторое время в процессе многочасовой разгрузки-погрузки из старого склада вдруг вылез спавший там все это время медведь. На брошенной погранзаставе в бухте Эклипс на Таймыре вертолетчики заметили с высоты стадо «баранов», которое при ближайшем рассмотрении оказалось «стадом» белых медведей в количестве больше двадцати голов, которые хозяйничали в брошенных казармах. Когда решено было установить на мысе Желания (северо-восточная оконечность Новой Земли) автоматическую метеостанцию, то ничего не получилось. Сколько бы ни летал вертолет над брошенной полярной станцией, из зданий выходили и выходили медведи. Так и пришлось устанавливать приборы в километре от станции под наблюдением вооруженной охраны.
Сыгравший в свое время положительную роль запрет охоты на белых медведей теперь становится причиной более чем реальной угрозы для жизни людей и самих медведей.
На острове Хейса на глазах Александра и Игоря медведь едва не убил начальника станции Ярослава Омельчука. После завершения работ на станции перед запуском двигателей вертолетчики увидели, что буквально в 50 метрах от вертолета, сзади Ярослава, остававшегося на станции, стоит на задних лапах медведь. Игорь вскрикнул, и то ли от крика, то ли еще отчего Ярослав почувствовал неладное, обернулся, увидел медведя и, закрыв голову руками, упал на землю. Медведь попытался ухватить его за голову, но только стащил шапку и пропорол кожу на шее и голове, тогда он вцепился в правую руку человека, прокусил ее и, мотая тело вправо-влево, как нерпу – только ноги болтались – поволок в сторону моря. Из вертолета выскочили люди – больше десяти человек, на ходу заряжали ракетницу. На людей медведь не обращал никакого внимания, на выстрелы тоже. В этот момент медведя отвлекла собака, пытаясь укусить за задние лапы. Рявкнув на нее, медведь раскрыл пасть, и Омельчук выпал, крутанулся и закатился на метеоплощадку, огороженную тремя рядами толстой проволоки. Медведь – за ним, но проволока его задержала на некоторое время. Ярослав успел забежать в строение, из которого запускают метеозонд. Тогда медведь развернулся и ринулся на преследователей, которые сразу же бросились врассыпную. Как рассказывал потом один из людей, увидев бегущего к нему медведя, он вдруг почувствовал, что ноги стали ватными, и понял, что не способен бежать. И снова собака спасла человека. Бросившись на медведя сзади, она заставила его обернуться. От последовавших выстрелов из ракетницы медведь сначала остановился, а потом нехотя пошел прочь. И только после выстрелов подбежавшего к месту действия дизелиста с ружьем, медведь припустил и скрылся за бугром.
Если бы вертолет улетел чуть раньше, человек бы погиб.
Случаи такие происходят как на островах, так и на материке. Например, на станции имени Федорова, что на мысе Челюскина, человек пошел мыться в баню. Поскольку его долго не было, а происходило все это в период полярной ночи, пошли за ним несколько человек с оружием. Оказалось, что на выходе из бани на него напал медведь, но человек успел схватить попавшийся под руку молоток и, нанеся зверю несколько ударов, вырвался из его лап и закрылся в бане. Когда подошли люди, медведя простыл и след. На теле человека остались только раны от когтей.
Кстати, при нападении бурого медведя на безоружного человека есть шанс спастись, притворившись мертвым. Он положит «добычу» неподалеку от места нападения, завалит ветками и мхом и, стоя в стороне, будет минут пятнадцать-двадцать следить, не пошевелится ли «добыча», потом подойдет, обнюхает, и только тогда уйдет совсем. Если хватит выдержки вытерпеть это все, можно будет встать и скрыться, либо забраться на дерево. Что же касается белого медведя, то тут совсем другая картина – он поедает жертву практически сразу, и единственным спасением от него для человека, оказавшегося в зубах и когтях монстра, может быть самая активная защита, нанесение ударов или ран в самые чувствительные места, например, в глаза.
О большинстве случаев нападения на человека, которые закончились для медведя неудачей, по инстанциям не сообщают, а случаев таких много. Случаются и пропажи людей в Арктике, значительная часть которых наверняка связана с медведем. Раньше, когда погранзаставы были в полной комплектации, немало было и зарегистрированных случаев медвежьей агрессии – двух-трех человек в год медведи убивали. Два года назад на Новой Земле был растерзан медведем прекрасный человек, командир части, Ботвинкин Сергей Борисович.
Способствует росту численности медведя постоянно высокая численность тюленя в арктических морях, а так же заметный рост численности моржа, охота на которого здесь тоже запрещена уже много лет. А росту агрессии среди хищников – проблемы с добычей пропитания, когда припайный лед, у которого концентрируются тюлени, уходит от материка или острова, а часть медведей по той или иной причине остается.



Вряд ли кто-то сегодня может точно определить количество тюленей, обитающих в Западном секторе Российской Арктики, но с уверенностью можно сказать, что их не одна сотня тысяч. Например, во время войны российские промысловики добывали триста тысяч тюленей, и это не подорвало поголовья животных. Во всяком случае, в последние годы квота на изъятие составляла сорок тысяч голов.
Но сегодня добыча белька в нашей стране запрещена. Нетрудно спрогнозировать, чего следует ожидать от такого «гуманного» шага наших властей. Неконтролируемый рост численности тюленя приведет к резкому снижению и так уже небогатых запасов рыбы – основной его пищи. Не в этот, так в следующий год среди зверей начнется голод, а где голод, там и болезни. Эпизоотия вскоре скостит большую часть российского стада тюленей – что называется: ни себе, ни людям. Что касается российских добытчиков, то они остались уже без средств к существованию. Зато российская квота ушла теперь за рубеж. Дело в том, что Канада и Норвегия как добывали тюленя, так и продолжают его добывать. Собственно весь цирк, который в марте 2008 года на льду Белого моря устроили Артемий Троицкий, певицы Лайма Вайкуле и Алена Свиридова, лидер группы «Ва Банк» Александр Ф.Скляр имел одну весьма прозаическую цель – убрать российских конкурентов из мирового производства шкурок серки (подрощенный белек), производства основы для лекарственных препаратов и кормов для домашних животных (кошек и собак) и получить иностранным корпорациям большую дополнительную прибыль за счет российской квоты.
Как рассказали Игорь и Александр, эпопея с попыткой запретить в России добычу белька длится уже не один год и многое происходило на их глазах. Зуборев, например, рассказал, как в 1995 году, когда работал он на МИ-2, ему пришлось наблюдать, как группа «зеленых» рвалась на место промысла с целью учинить для начала скандал на месте. Разумеется, руководство промысловых колхозов старалось их не пускать туда под разными предлогами – что и говорить, заготовка шкурок не самое приятное для человеческих глаз место, и вид крови позволяет спекулировать, легко срывая значительные социальные дивиденды. Главой у «зеленых» в этой авантюре была некая Мария Воронцова. С ней были журналисты, оператор, фотограф. Не мытьем, так катаньем, но им удалось проникнуть на место промысла и поднять много шума. Однако резонанс оказался в ту пору слабоват, и запрета на добычу тюленя за собой тогда не повлек. С одним из привлеченных к акции Воронцовой фотокорреспондентов, Игорь разговорился и, в частности, поинтересовался, зачем они все это устраивают. Тот без особых стеснений ответил, что акция проплачена из-за рубежа с целью запретить в России промысел тюленей, а Марии Воронцовой поставлена конкретная задача поднять как можно больше шума.
В конце концов зарубежные промысловые компании своего добились, и промысел тюленя в России запретили. В качестве компенсации правительство решило выделить колхозам сорок пять миллионов рублей в течение пяти лет. В текущем году должен был быть транш в одиннадцать миллионов, но ни до одного из колхозов не дошло ни рубля. И это при том, что на благоустройство одного московского дворика, скажем, сегодня затрачивается не менее 25 миллионов рублей. А, к примеру, на ремонт московских дорог Юрий Лужков запрашивает 2 миллиарда рублей. Люди в колхозах, добывавших тюленя, и так жили небогато, а теперь стали просто бедствовать.
Не ускользнуло от внимания вертолетчиков и то, что в последние годы заметно меняется отношение людей к экологии. Ненцы всегда очень бережно относились к семге, например, и ловили ее только после нереста, когда она уже дала потомство. Щуку же и в нерест стреляли из ружей, чем сберегали во многом семужье потомство. Если у них это отношение к родной природе было и остается рациональным, то пришлые временщики на ненецкой земле всегда отличались варварством. Особенно это заметно там, где поработали нефтяники.



Но времена меняются, и сегодня вахтовые поселки нефтяников просто невозможно узнать. В начале 90-х Архангельскгеологией и американской компанией «Коноко Тиман» было создано СП «Полярное сияние». Сначала американцы сделали в районе Харьяги показательную площадку. Культурно сняли верхний слой тундры, сделали отсыпку, покрыли территорию толстым черным полимером. И на нем расположили весь комплекс – и жилой, и буровой. Трубы не брошены в тундру, как это повсеместно наблюдается в Сибири, где они гниют и протекают, а приподняты на сваях на высоте 1,5 – 2 метра от земли. Для прохода оленьих стад сделаны специальные арки. За порядком круглосуточно следит охрана. Аналогичным образом были обустроены и последующие площадки, но СП ввело и новшества: вахтовики не имеют права курить в неотведенных для этого местах, выходить в тундру, собирать ягоды, грибы, ловить рыбу и охотиться (под угрозой штрафа или увольнения). Особенно диким российским вахтовикам поначалу показалось то, что штрафуют даже за то, что справил нужду не в туалете. Алкоголь категорически запрещен. За каждый выписанный штраф охрана получает надбавку или дни к отпуску и старается на совесть. Чисто стало необыкновенно, и тундра теперь вокруг становится желтой от морошки, а не от реагентов. Раньше, как буровая заканчивала работать, кругом был разбросан металл, разлиты отработка и солярка, верхний слой почвы превращен в месиво. А теперь по окончании работ проводится рекультивация этого места и тундра остается чистой.
У многих возникает понимание того, что не столько промысловая добыча рыбы, оленя, сколько организация туризма вообще и охотничье-рыболовного (пока преимущественно рыболовного) в частности поможет и сохранить уникальную природу Канинской, Малоземельской и Большеземельской тундр, и дать достойный заработок местным жителям.
А как место для охотничьего, рыболовного туризма, как территория для фотосафари Север вообще и тундра в частности необыкновенно интересны и перспективны. Некоторое время назад приезжали австрийцы, семейная пара в возрасте. Четверо суток они фотографировали бельков и фотографировались с ними, потом их возили на снегоходах в лес, в российскую тайгу. Уехали в полном восторге и расплатились так, что на рыбном промысле, например, таких денег не заработаешь.
Следуя примеру жителей Кольского полуострова, некоторые предприимчивые архангелогородцы взяли в аренду участки на архангельских реках и организуют там рыболовные туры по принципу «поймал-отпустил». Им с этой реки жить, и нужно заботиться о ее будущем. И не случайно, что на одной из таких рек была выловлена семга на 18 килограммов. Ее погладили, сфотографировали и сразу отпустили. А рек, в которые заходит семга много – это все реки до полуострова Медынский заворот. Причем семга печорского стада считается самой вкусной. Например, кольская семга по вкусу на третьем месте после печорской и онежской-двинской, хотя на Кольском давно уже организован рыболовный туризм, и семгу там берегут, благодаря чему в реках этого полуострова ее больше.
Будет возобновлен промысел тюленя или не будет – вопрос пока остается без ответа. Если будет восстановлен, то туризм этому делу явно не помешает, а если не будет, то без развития охотничье – рыболовного и экологического туризма местное население просто вымрет.
Tags: Обретение Арктики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments